Издание GameInformer продолжает публикацию серии материалов о ролевом проекте The Outer Worlds от Obsidian Entertainment. На этот раз выговор пойдет о сеттинге и мире игры.

[embedded content]

Одним из самых интересных аспектов предстоящей The Outer Worlds является возможность взглянуть на безотносительно новый сеттинг, созданный руками ветеранов ролевого жанра из Obsidian Entertainment. И если игровой процесс можно сопоставить с другими схожими проектами, то во вселенной, подобной миру The Outer Worlds, нам бывать раньше не приходилось. События игры разворачиваются на задах галактики, а общий стиль берет свое начало из микса традиционной научной фантастики и ехидной пародии на корпоративную цивилизацию и капитализм в целом. Персонажа и игрока перед экраном объединяет общая перспектива — вы здесь чужой. После пробуждения от криогенного сна вам предстоит заметить себя в чудаковатом мире незнакомой солнечной системы — одно лишь начало тут знаменует незабываемые приключения.

«У нас тут альтернативная история. Есть точка, где наша с вами вселенная и игровая вселенная разминулись, случилось это при жизни Эйнштейна примерно. В альтернативной вселенной имела место быть и Первая мировая, только причины для нее бывальщины иные. А вот Второй мировой, возможно, никогда и не было», — объясняет Леонард Боярский.

Что отличает привычную нам Землю от ее внутриигрового аналога, так это то, какую значительную роль в The Outer Worlds занимают корпорации, классовая структура и погоня за добычей денег. Посмотрите на то, как это все существует в нашей с вами реальности, а потом умножьте увиденное в несколько раз.

«Вспомните баронов-разбойников конца 20-го века. А теперь представьте, как бы выглядело наше общество сквозь пару сотен лет, если бы культурный фон никак не менялся».

Во вселенной The Outer Worlds, где Земля стала пристанищем сверхмогучих, гигантских корпораций, человечество устремило свой взор на другие планеты. В иные миры люди отправляются с подачи всеобъемлющей руки капитализма. Пригодные для существования места начинают раздирать на куски, словно земли Дикого запада. Центральный конфликт The Outer Worlds крутится кругом звездной системы Халсион и десяти компаний, объединивших свои усилия в надежде ее приобрести.

«Корпорации заправляют всем. Но чтобы создать самую тучную почву для своего дальнейшего существования, им не хватает этой звездной системы. Когда Земля начала колонизировать самые удаленные уголки галактики, корпорации сделались скупать эти колонии в попытке создать идеальную утопию, в которой они смогут управлять всеми аспектами человеческой жития».

Общаясь с разработчиками из Obsidian, редакторы GameInformer не переставали удивляться, какая же обширная у тех выходит вселенная. Халсион — середина событий, и о ней мы узнаем очень многое, но команда сразу дает понять, что эта звездная система — лишь часть огромной сети, знаменующей наличие человечества в галактике.

«Мы придумали целый список других колоний. У них имена есть, и список товаров, на которых они специализируются. Есть компании, чьи правительства столь могущественны, что попросту покупали себе собственные колонии. А Халсион особенная, потому что вокруг нее собрались целых десять разных корпораций. Обусловлено это ее отдаленностью, числом средств, необходимых для поддержания. А еще у нас в игре есть человек, похожий на Билла Гейтса из нашей с вами реальности. Он так богат, что сам целой колонией владеет. Только вот там никто никогда не был, так как после покупки он ее полностью закрыл», — рассказал Тим Кейн.

Но не лишь корпоративная жадность отличает вселенную The Outer Worlds. Разработчики из Obsidian придумали и совсем иные законы физики и натуры в целом. Этим законам подчиняются все остальные элементы проекта, однако их главная цель — это заставить игру вытекать лозунгу «веселье важнее реализма».

На отличия в науке легче всего посмотреть через призму космических странствий и их роли в игре.

«В нашей вселенной ученые нашли способ набирать скорость с помощью скачков. Прыгая с одной скорости перемещения на иную, при этом не занимая промежутков, объект может достигнуть скорости света и даже преодолеть ее. Но загвоздка в том, что при преодолении скорости света вы оказываетесь в удивительном бесцветном пространстве, там нельзя никак ориентироваться или управлять движением», — говорит Тим Кейн.

Из-за издержек этой технологии другой раз происходят ошибки. Именно таковая и случилась с колонистами на борту корабля The Hope («Надежда»), который был вторым кораблём, отправленным на Халсион. Выйдя из сверхсветового прыжка раньше положенного, The Hope прибыл к месту назначения лишь немало лет спустя. И к тому моменту заправляющие колонией корпорации просто не знали, что с ним делать.

TOW

Халсион и его колонии, однако, очутились совсем не тем, на что рассчитывали корпорации. Изначально все выглядело очень привлекательно: две планеты являлись почти пригодными для жизни, а на подходе была первая группа колонистов. Но еще до пропажи The Hope начали являться проблемы.

Одним из населенных миров является Терра 1 — луна, находящаяся на орбите газового гиганта под названием Олимп. Процесс терраформирования не пошел по запланированному сценарию, в итоге чего большая часть обитающей на планете живности резко увеличилась в размерах, неся дополнительную угрозу людям. Запоздалее Терру-1 переименовали в Монарх, и она навсегда стала территорией повышенной опасности. Там же свои усилия начали объединять группы людей и индивиды, недовольные управлением корпораций и влекущиеся восстать против них.

В игре Монарх — это наглядный пример открытой локации небольшого масштаба.

«На Монархе много независимых просторов. Там три или четыре небольших городка, между которыми можно свободно передвигаться или летать, если предварительно отворить посадочные зоны».

Второй пригодной для жизни планетой является Терра-2, где как нигде сильно ощущается влияние корпораций. Тут колонисты зачислили жизнь рабочих и влачат свое существование, пока ширма благополучия медленно сползает вниз. Мародерствующие бандиты ходят вокруг, а иногда даже внутри городов. Некогда яркий фасад продуктивного общества начинает разрушаться, а многие вакансии попросту некому занимать. Но несмотря на это, компании продолжают поддерживать иллюзию хорошего лица.

Здесь игроки посетят несколько немало линейные локации, такие как поселения Эджуотер и Роузвей. Тут же расположена и Византия — процветающий город зажиточного населения, куда грезят попасть все и каждый. Однако стать жителем Византии могут только те, кто в состоянии это себе позволить. За воротами исчезает целый мир, полный секретов, куда обычным смертным не пройти.

Несмотря на то, что Терра-2 и Монарх — это самые большие и насыщенные событиями пункты, посетить предстоит вам далеко не только их. На вашем пути будут встречаться и иные локации, пусть несколько меньшего масштаба. Так, первый корабль колонистов.

«The Groundbreaker, первый корабль колонистов, пристыкован в порту Лагранж на Терре-2. Лагранж — это основной порт всей системы, отсюда корабли вылетают и сюда же возвращаются. Здесь же осуществляются все грузовые перевозки. А еще тут есть люд, живущие по ту сторону закона».

Помимо конфликтов с бандитами на космической станции, вас также ждут путешествия и на другие небесные тела внутри астральной системы. Например, на астероид Сцила, где располагаются лаборатории и центры связи. На Сциле много покинутых мест, но совершенно нет населенных пунктов.

«Еще у нас есть Тартар, который как Венера, только хуже. Ужасная планета. Там расположена тюрьма, какой заправляют United Defense Logistics, принадлежащие компании Spacer’s Choice. Помимо прочего на Тартаре делают особый «Тартарский Соус», какой можно с рыбными палочками есть. А готовят его так: берут обычный майонез, а потом подвергают его облучению на поверхности Тартара, после чего упаковывают и торгуют. Майонез получается очень острым из-за насыщения токсинами с Тартара. За технологией производства товаров никакого контроля и нет».

TOW

Отдельный части игрового мира и вовсе недоступны для изучения, но они все равно продолжают играть роль в повествовании. Разработчики упомянули о ледяной планете Тайфун, газовом гиганте Эриданосе, на каком добывают полезные ископаемые, и небольшой планете Гефест, полной полезных материалов.

Важным направлением для разработчиков была идея создания правдоподобных космических ширей, доступных для изучения. Но это значит и то, что не везде вам получится побывать лично. Однако даже те локации, где игроки проведут немало часов, совершенно не похожи на обыденные для научной фантастики места.

The Outer Worlds — это в первую очередь безбашенное космическое приключение. Но как и в случае с оригинальным Fallout, к созданию какого приложили руку Боярский и Кейн, секрет заключается в здравой доле социального подтекста (а еще щепотке абсурдного юмора). Попросту невозможно пытаться проанализировать игровой сеттинг, не принимая во внимание то, как через альтернативную историю разработчики высмеивают капитализм, бюрократию и незрячую преданность брендам.

Куда бы вы ни бросили взгляд, игра обязательно напомнит, что проблема не только в компаниях и культуре потребления, но и в людях, деятельно способствующих развитию этой системы. Колонисты боятся безработных людей не меньше, чем жутких монстров. Еще бы, ведь что может быть ужаснее, чем отказ от работы на корпорацию? Многие безустанно повторяют рекламные слоганы любимых компаний, словно это обязательное условие для продуктивного существования. Даже здешняя религия настаивает на идеях фиксированного места в жизни, а отказ от работы или отведенной роли может сделать человека еретиком.

«Что мастерит корпорацию сильнее — делает сильнее и ее работников, даже делает сильнее все человечество. Нет блага выше, чем служить корпорации».

С самого рождения в людей закладывают несложную идею — компания всегда права, а тебя заменить значительно легче, чем инструменты, с которыми ты работаешь. Люди относятся к своим компаниям с таким же фанатизмом, как отдельный относятся к любимым спортивным клубам. Игроков выбрасывают в мир с этой безумной логикой, пока те постепенно не начинают коротать параллели с реальным миром и присущими ему схожими проблемами.

В сухом остатке мы имеем достаточно отталкивающий сеттинг, какой при этом зазывает к себе яркими лазерными пушками и космическими кораблями. The Outer Worlds доводит до абсурда идею корпоративного общества, но при этом подает ее довольно приземленно, чтобы заставить вас призадуматься.

«Мы любим играть с ожиданиями людей. Нам нравится играться с социальными подтекстами. При этом мы не находим себя светочами новых и невиданных идей. Мы просто любим творить в этой области. У нас тут далеко не симулятор колоний. Попросту мы развлекаемся, взяв за основу это направление. А заодно не забываем и про социальную подоплеку», — подытожили разработчики.

The Outer Worlds сходит в этом году на PlayStation 4, Xbox One и PC.

Читайте также: Fire Emblem: Three Houses — дата выхода, немало новых деталей, коллекционное издание и свежий трейлер ролевого эксклюзива для Nintendo Switch.